№ 12 (873) от 21.03.2007

Площадь студентов

Работа по распределению: рабство или счастливый билет?

В советские времена студент-очник, получив диплом, отправлялся работать по распределению на три года. Сегодня дела обстоят иначе. Всё чаще медик по образованию торгует на рынке фруктами, а молодая учительница, так и не применив полученных знаний, выходит замуж и становится домохозяйкой. Скоро всё может измениться. Может. Но изменится ли?!

Последнее время государство уделяет всё больше внимания образованию. Недавно Госдума РФ приняла в первом чтении поправки, которые касаются законов "Об образовании" и "О высшем и послевузовском образовании". Одна из них как раз и касается обязательного распределения выпускников бюджетных отделений вузов. Эту идею уже поддержал первый заместитель председателя Правительства РФ Сергей Иванов. Как известно, такая практика сегодня существует в вузах Минобороны: по окончании учебного заведения выпускник едет именно туда, куда его направляет специальная комиссия, и не может сменить место службы в течение пяти лет. Сергей Иванов считает, что эту практику нужно распространить и на гражданские вузы. С ним не соглашается министр образования и науки Андрей Фурсенко, который утверждает, что обязательное распределение в рамках бесплатного обучения противоречит нашей Конституции.

В Белорусии, кстати, подобный закон уже вступил в силу. Те, кто получил профессионально-техническое образование, должны будут отработать по распределению один год, а выпускники вузов и средних специальных учебных заведений — два года. Молодой специалист, не отработавший необходимый срок, обязан будет возместить государству средства, затраченные на его обучение.

Большинство российских депутатов тоже одобрили идею обязательного распределения, но предстоят сложности с ее применением на практике. Реально ли подсчитать число нужных специалистов? Это одна из главных проблем реализации будущего закона.

Для экономики в целом и для государственных учебных заведений в частности эти поправки могли бы сыграть положительную роль. Елена Георгиевна Чмышенко, заведущая кафедрой экономики и управления на предприятии, например, считает:

— К этому законопроекту я отношусь хорошо. Раньше в СССР такая практика существовала. Во многом благодаря ей и поднималась экономика. Предприятия на несколько лет были заполнены молодыми специалистами. Я сама прошла через это, и ничуть не жалею. В мое время студентов-уклонистов было немного, мы с радостью ехали по распределению. Студентам тогда гарантировалось рабочее место, а сейчас этого, к сожалению, нет. Государство тратит деньги на обучение студентов, поэтому, считаю, оно имеет полное право применять такую практику. За всё надо платить. А если вариант отработки пугает, то существует альтернатива — обучение на коммерческой основе.

Несомненным плюсом законопроекта является гарантированное получение рабочего места для выпускников вузов. Юлия Николаевна Никулина, начальник отдела маркетинга образовательных услуг и товаров ОГУ, полагает:

— Количество трудоустроившихся выпускников, в том числе по специальности, — важнейший показатель деятельности вуза. Но я сомневаюсь в механизмах реализации данного проекта. Боюсь, что эти громкие слова так и останутся лишь словами. Да и студентам вряд ли такая идея придется по душе. Наш отдел как раз и занимается содействием трудоустройству студентов и выпускников. Как известно, многие из них находят работу, еще обучаясь в вузе. Одни делают это самостоятельно, другие за счет связей родителей или знакомых, а кто-то и с помощью нашего отдела. Мы заключаем договор о сотрудничестве с предприятиями-работодателями, в котором предусматривается возможность прохождения практики студентами ОГУ. Тех, кто зарекомендует себя с лучшей стороны, обычно приглашают на работу. Кроме того, предприятия сообщают нам о появлении вакансий, информацию о которых мы размещаем на сайте и стендах университета. Наша задача — содействие трудоустройству, а дать стопроцентную гарантию получения работы мы не можем. Я считаю, что изменения в вопросах трудоустройства необходимы и на сегодняшний день в большей степени должны быть инициированы, в том числе органами власти субъектов РФ.

Юлия Николаевна была права, предположив, что многие студенты этот законопроект не одобрят.

Ирина Конькова, студентка факультета гуманитарных и социальных наук:

— Я категорически против распределения. Не вижу какой-то несправедливости в том, что на мое обучение государство затрачивает деньги. Ведь чтобы поступить на бюджетную основу, я приложила немало усилий. Советские времена уже прошли, а вместе с ними и эта "обязаловка". Зачем возвращаться к старому? Мы же не начинаем заново строить социализм.

Стас Пашинин, студент транспортного факультета:

— Отношусь к этой идее отрицательно. Принудительное распределение — это уж слишком. Идеальный вариант, если бы вуз предлагал будущему выпускнику работу, а тот соглашался или не соглашался — на свое усмотрение.

Жанна Волчанская, студентка архитектурно-строительного факультета:

— Должно же государство вкладывать куда-то деньги. Вот пусть и вкладывает в образование! Неужели это не перспективно? Я против проекта. Уверена, что, получив диплом, сама смогу найти работу по специальности. Но если бы поступала в вуз при таких жутких условиях, то всё равно бы не стала учиться на коммерческой основе. Уж лучше трудиться в какой-нибудь деревне, но учиться бесплатно!

Александр Здвижков, студент факультета журналистики:

— К счастью, мне это не грозит, потому что я уже являюсь студентом вуза, а закон еще не принят! Уверен, что его и не примут. Слишком всё это сложно. Придется заново выстраивать всю систему планирования подготовки кадров. И куда мы пойдем работать? На государственные предприятия? Их же сейчас так мало осталось. Я не представляю механизм работы этого закона, поэтому даже адекватно не могу оценить его.


P. S. Неужели всё так плохо и никто из современных студентов не рад возможным нововведениям? Проходя по третьему корпусу, я встретила девушку с факультета пищевых производств. И она (о счастье!) сказала, что не видит в этом ничего плохого и с удовольствием поехала бы работать по распределению. Только вот незадача: респондентка не пожелала представиться. К концу нашего разговора выяснилось, что словоохотливая студентка бросает университет.

Елена РЯЗАНОВА

<< назад