№ 25 (886) от 20.06.2007

ReSpect!

'Песню петь буду...'

На песни Саши Павловой я наткнулся случайно, в Интернете. Песни были хлесткими, живыми... и некоммерческими, как телеканал "Культура". Песни ради песен. Естественно, нельзя было не поехать на концерт, даже если устраивают его не в привычном ДК "Россия".

В воскресенье, 20 мая, в Самаре было невыносимо жарко. Половина города оккупировала берега Волги, вторая тоже как-то спасалась от зноя — в общем, улицы для выходного дня выглядели пустовато. Тем заметнее были те, кто, не побоявшись жары, явились на самый странный концерт в моей жизни...

Жара. Стою перед невзрачной железной дверью, на которой наклеена небольшая афиша: "20 мая в 15:00 ПАВЛОВА АЛЕКСАНДРА (Кошка Сашка) с программой "Северный ветер". Черно-белая картинка: автомат, рядом лежит небольшой блокнот с гильзой — на том месте, где взгляд ожидает увидеть ручку... Поднимаю голову, щурясь, читаю надпись над дверью, которая подтверждает, что я действительно стою у входа в подростковый центр "Мечта", и, осмелев, вхожу. Внутри — неожиданная прохлада, ступеньки ведут вверх, на второй этаж, и почему-то сразу повеяло эрой пионеров: стенд "Наши достижения", длинный казенный коридор, крашенные в непонятный цвет стены. Вот только у входа в зал толпилась молодежь совсем другой эпохи. В основном длинноволосая, вне зависимости от пола. Десяток таких вот "продвинутых" ребят, рядом — трое взрослых мужчин (как мне показалось, с военной выправкой) и девушка в инвалидном кресле... Странная публика — странная музыка.

Сама Кошка Сашка о своей музыке говорит так: "Русский рок, бард-рок, поэтический рок, менестрельник, военная песня и даже шансон — как только меня не называли. Сравнивали и с Янкой, и с Высоцким, и с Розенбаумом, и с Непомнящим, и с Умкой. Обвиняли во вторичности и переходности, максимализме, упрямстве, паршивом звуке и голосе. Я не знаю, кто прав, а кто нет. Я просто пишу песни. И пою их под гитару". На самом деле в ее песнях есть всего по чуть-чуть: и "афганок", и депрессивной лирики, и залихватской удали...

Александра Павлова

Наконец заветные двери распахнулись, и наша несолидная компания слушателей, успевших перезнакомиться за время настройки и распевки, чинно вошла в зал — маленький, с тремя десятками стульев, большими окнами и сценой, украшенной для какого-то детского утренника. Поменять декорации руки не дошли. Люди же не в театр пришли... Люди, собственно, на декорации внимания и не обращали. Лично я — точно, потому что был в шоке от самой Александры Павловой. Она оказалась полной девушкой с веселым лицом и заразительной улыбкой ведущей детских программ... А в голове крутилось почему-то:


Это присказка, а не сказка,
На войне горе воет волком.
Слово "лирика" здесь опасно,
Тот, кто ноет, живет не долго.


И строчки эти решительно не вязались с автором, который взялся за гитару, скомандовал двигать стулья ближе к сцене и серьезно объявил: "Песню петь буду".

А потом Кошка закрыла глаза и запела. Справа от меня в такт помахивал головой длинноволосый парень, слева тихонько подпевала, судя по движению губ, какая-то безвестная самарская "кошкопоклонница".

Вслух подпеть так никто и не решился. Хотя в промежутках между песнями народ общался довольно свободно, все настолько развеселились, что начать песню несколько раз не получалось — губы постоянно расползались в довольной улыбке. Собственно, это был первый в моей жизни концерт, когда слушатели мешали петь выступающей постоянными "гы-гы"... Во всяком случае, первый, когда эти "гы-гы" органично вписались в ткань концерта, сделав из него своеобразный "квартирник". Словно вернулось то время, когда рок был в подполье, записи передавали "из рук в руки"... В общем, ТО ВРЕМЯ.

А потом всё вдруг сразу кончилось. Только что девушка с гитарой сидела на краю сцены, свесив ножки, и неожиданно сильным голосом пела неожиданно резкие песни. И вот уже очередь с "самопальными" МП-3-дисками в руках стоит за автографом, а через час меня ждет поезд.

И всю дорогу в наушниках — "Волчье солнце":


Пой-вой,
через ночь бежит опять
домой электричка,
Пусть мне
не хватает всегда
родным прощальных слов,
Дом мой у дороги
двери мне распахнет привычно,
Бог мой
поднесет мне чарку из забытых снов,
Пусть путь
был кровав, бессмыслен,
но не зря проделан...

Николай ШИРОКОВ, студент факультета журналистики ОГУ

<< назад