№ 5 (1011) от 03.02.2010

Для души и тела

Одежда с душой

Выставка коллекции кимоно XIX—XXI веков в музее изобразительных искусств

Если бы у японца спросили, что скрывается в загадке "Сто одежек и все без застежек", он наверняка вместо привычной для нас капусты предложил бы свой вариант — кимоно. Его ответ нельзя считать ошибочным, потому что этот национальный костюм жителей Страны восходящего солнца принято не застегивать, а подвязывать специальным поясом — оби. Кимоно — не просто вещь, не просто одежда, это произведение искусства со своей неповторимой историей и своеобразным характером. Культура ношения данного наряда до сих пор остается непонятной многим иностранцам. Кандидат филологических наук, доцент Института истории культур (Москва), мифолог, востоковед А. Л. Баркова — одна из немногих в нашей стране, кто всерьез увлекается изучением и собиранием кимоно. Занимаясь просветительской деятельностью, Александра Леонидовна с 2008 года путешествует по России с коллекцией традиционных нарядов японцев. Экспозиция "Тысяча и одно кимоно" теперь и в Оренбурге!

А. Л. Баркова рассказывает о хаори (кимоно-куртка) с портретом полководца и государственного деятеля Японии Тоётоми Хидэёси (1930-е годы)

Впервые Александра Леонидовна посетила областной центр летом прошлого года, когда в ОГУ проходил VIII Конгресс этнографов и антропологов России. А. Л. Баркова представила доклад "Кимоно у российской молодежи", а также экспозицию антикварных и современных кимоно. Интерес участников конгресса к выставке оказался настолько велик, что возникло предложение показать коллекцию предметов национальной одежды всем жителям Оренбурга. Эта идея легла в основу совместного проекта Японского информационного центра ОГУ, общества "Россия — Япония" и областного музея изобразительных искусств.

Среди экспонатов выставки куклы хина-мацури (праздника девочек) 1930-х годов и старинные гравюры с изображением бытовых сцен. Наиболее ценные предметы коллекции — ритуальная салфетка — фукуса (конец XVIII века), двусторонний пояс с драконами — чуя оби (1850-е годы), свадебная накидка дочери самурая — учикаке (1860-е годы), кимоно гейши "Летние цветы" — сусохики, кимоно мальчиков "Если завтра война" (1930-е годы) и многое другое.

Основную часть выставки составляют женские, мужские, детские повседневные и парадные кимоно XIX—XXI веков. Они своего рода живые свидетели ушедшей эпохи, способные многое рассказать об истории страны, о традициях, радостях и переживаниях людей.

Юная посетительница выставки примеряет девичье кимоно

В жизни каждого человека, независимо от его культурной принадлежности, происходят три важных события: рождение, брак и смерть. В этих случаях в Японии принято надевать национальные наряды с изображениями определенных символов, благодаря которым устанавливается связь с предками и богами. Как пример, миямари — классическое кимоно новорожденного мальчика (1900-е годы), выполненное из плотного шелка, выкрашенного в торжественный цвет — черный. Нарисованные на спине сосны, покрытые снегом, указывают на время появления ребенка на свет и символизируют удачу. Хищная птица, сидящая на сосновой ветке, является символом силы, решительности и отваги. Удивительно, что не всегда посторонние люди имеют возможность полюбоваться росписью кимоно. В некоторых случаях изящный рисунок умышленно наносится на изнаночную сторону костюма. По словам А. Л. Барковой, это вовсе не попытка уйти от роскоши, как может показаться. Просто японцы считают, что красота одежды — личное дело каждого. Она, в свою очередь, неразрывно связана с красотой природы: большинство орнаментов для кимоно взято из традиционных сюжетов четырех времен года, широко распространенных в живописи.

Совсем отсутствует рисунок на кимоно самурая, предназначенном для ритуального самоубийства — сёппуку. Этот белоснежный халат — одинокий пленник "стеклянной камеры", в то время как другие экспонаты размещены вне витрины, их можно потрогать. Александра Леонидовна объясняет, что специально заключила это кимоно в стеклянные стены — уж больно характерное. В первые минуты после ее слов думаешь: "Шутит или правду говорит?" Однако А. Л. Баркова тут же поясняет: японцы боятся духов, которые со временем "заводятся" в кимоно. Этот наряд после смерти хозяина (не покончившего с собой, а умершего от старости) могли бы отправить на костер, но не сделали этого. Костюм каким-то образом прошел через руки антикваров и теперь украшает частную коллекцию Александры Леонидовны. Сшитое на заказ простенькое белоснежное кимоно без символичных орнаментов никакой художественной ценности в себе не несет. Казалось бы, на таких нарядах взгляд долго не задерживается. Однако есть в нем что-то такое, что приковывает внимание, а в голове рождаются мысли: "Вдруг оно, правда, живое?"

Поражают красотой изготовленные вручную свадебные костюмы японок, которые в корне отличаются от современных нарядов европейских невест. Церемония его надевания может длиться почти час. Посетительницам выставки предоставляется уникальная возможность примерить настоящие кимоно, в их числе — учикаке "Танцы журавлей" (1970-е годы). Вышитые золотыми нитками на красном фоне птицы символизируют любовь. Стоит надеть учикаке, и в душе рождается разнообразный коктейль чувств — легкая растерянность, волнение и… горячее желание пройтись под руку с женихом в японском костюме.

P.S. Познакомиться с коллекцией "Тысяча и одно кимоно" в музее изобразительных искусств можно до 10 февраля.

Алла ПОДМЯТНИКОВА

<< назад