№ 35 (1137) от 26.09.2012

Информбюро

О войне, о мире, о любви

Настоящим гимном гуманизма стал мюзикл "Клятва на монете", открывший фестиваль "Дни Японии в ОГУ"

…Всё началось с золотой десятирублевой монеты времен царской России, найденной в ХХ веке на развалинах замка в японском городе Мацуяма. Ученые установили, что на ней были выгравированы два имени — русского офицера и медсестры японского Красного Креста. История их запретной любви, вспыхнувшей во время Русско-японской войны, тут же была подхвачена режиссером местного театра Боттян. Так, реальные события почти столетней давности стали основой сюжета современного мюзикла.

Фабула такова. 1904 год. В Мацуяму привозят тяжелораненых русских воинов, взятых в плен. Их помещают в госпиталь. Японские медсестры ухаживают за ранеными. Одна из них, Сачи, влюбляется в офицера Николая. Но быть вместе влюбленным не суждено. Николай вынужден отправиться в Россию. Обещая вернуться, он дает Сачи монету с их именами, выбитыми на ней. Позже девушка узнает, что Николай погиб во время событий первой русской революции 1905–1907 годов.

Через эту любовную историю, собственно, решаются все социальные и политические коллизии. Сначала симпатией к врагам проникается Сачи и ее коллеги, а затем и весь город, жители которого поначалу относились к пленным с ненавистью. "За нами хорошо ухаживают, — говорит один из героев. — Я думал, благодаря Гаагской конвенции, а оказывается, не только…"

Вовсе не Гаагская конвенция, провозглашающая гуманное отношение к пленным, и к которой Япония присоединилась как раз незадолго до этой войны, заставляет русских и японцев забыть о национальных границах. Просто люди, живущие вместе, не должны враждовать вечно. И вот уже жители Мацуямы и русские вместе весело отмечают Новый год. Японский народный танец с веерами сменяется лихой русской плясовой.

Кстати, именно эта сцена наиболее ярко демонстрирует высокий вокальный и хореографический уровень артистов театра Боттян.

Идеи гуманизма, милосердия и человеческого единения проходят красной нитью через весь спектакль. Они звучат то нежно и тонко — как в японской колыбельной, которую Сачи поет Николаю после тяжелой операции, то мощно и с размахом — как в хоре русских военнопленных.

У себя на родине "Клятва на монете" уже названа образцом народной дипломатии. "Миротворческое" значение мюзикла оценили и в Оренбурге. Но видеть в нем только тему преодоления границ между странами, наверное, было бы скучно. Иначе мюзикл остался бы пропагандистской, сверх меры пафосной пьесой-агиткой. Именно любовная история, произошедшая в реальной жизни, делает сюжет трогательным, проникновенным, вечным. Финальные арии главных героев заставили многих в зале заплакать. "Я всё равно вернусь к своей Сачи, даже если от меня останется душа", — пелось на японском. Но в этой сцене зрителям не требовалось перевода.


мнения

С. Н. Летута, проректор по научной работе ОГУ:

— Я получил истинное удовольствие при просмотре мюзикла. Очень понравилась игра актеров, декорации, свет, звук и конечно же идея: границы существуют между государствами, но между людьми их не должно быть. Целиком и полностью разделяю эту точку зрения. Первое впечатление — немножко странно, что русских играют японские актеры, однако потом, благодаря мастерскому исполнению, начинаешь верить и узнавать настоящий русский характер. Сначала мне было непривычно воспринимать песни на японском языке, но когда актеры запели понятные нам русские, смог по-настоящему оценить, насколько сильные и красивые у них голоса.

Еще хочу отметить поразительную работоспособность и ответственность каждого члена всей театральной труппы: от технического персонала до актеров. Наверное, это пример того, как нужно работать. Я считаю, что привезти японскую постановку в Россию и показать оренбургскому зрителю — отличная идея.

А. Д. Проскурин, проректор по учебной работе ОГУ:

— Я люблю смотреть хорошие театральные постановки, и этот мюзикл меня не разочаровал. Необычное содержание и искренность, с которой актеры играли на сцене, думаю, никого не оставили равнодушными. Я наблюдал за реакцией зрителей в зале — переживали за судьбу героев абсолютно все, некоторые даже вытирали слезы. Видя такие эмоции, понимаешь: не зря много лет назад Оренбургский госуниверситет наладил связи с японскими коллегами. Очень рад, что этот мюзикл смогли посмотреть оренбуржцы, уверен, они его тоже оценили, ведь это искусство высокого класса.

Т. П. Петухова, проректор по учебно-методической работе ОГУ:

— Мне очень понравился мюзикл. Первая мысль — неожиданно. Поразили трогательно-подкупающая игра актеров и высокий уровень их мастерства. Мне кажется, что сыграли они хорошо, правдиво. У меня не было чувства отторжения, неприятия ситуации, что русских военнопленных играют японские актеры. Иногда смотришь какой-нибудь американский фильм, где пытаются показать российский характер, и понимаешь: грубо, шаблонно. А исполнение японских актеров очень подкупало и дало возможность полностью погрузиться в атмосферу чувств. Я видела, как в зале люди плакали, значит, их задело за живое. Авторам мюзикла удалось показать, что во все времена человек должен оставаться человеком — гуманным и благородным, и даже в такое неспокойное время есть место любви, стирающей все границы.

А. Ф. Швечков, директор музея истории ОГУ:

— В свое время я видел спектакли разных театров: немецких, болгарских, монгольских, но мюзикл из Японии смотрел впервые. Поэтому на премьеру шел с особым чувством волнения, предвкушая что-то новое. Я считаю, что актерам удалось талантливо передать главное — границы между странами ничего не значат, если стерты границы между сердцами людей. В этом и заключается глубокий смысл постановки! Как искренно и правдиво артисты играли на сцене! Удивительно, насколько точно им удалось передать атмосферу военных лет и вызвать у зрителей сильные эмоции. Я сопереживал каждому персонажу. Японским актерам удалось передать русский характер — меня сильно впечатлило, с каким размахом они танцевали нашу "Калинку" и пели русские народные песни! Пусть это было немного необычно, но зато как они старались! Финал, конечно, грустный — главный герой погибает, и всё же мы понимаем, что любовь победила.

Ночью, после мюзикла, мне приснился удивительный сон, хотя сны вижу очень редко. Снится, будто я иду проводить занятия со студентами в музей истории образования Оренбургского областного института повышения квалификации работников образования. И на набережной Урала возле памятника Чкалову встречаю главных героев мюзикла — Сачи и Николая. Они подходят ко мне и спрашивают: где у вас в городе загс находится? Надо же такому присниться! Вот так сильно меня впечатлила постановка.

Томоко Исибаси, преподаватель Японского информационного центра ОГУ:

— Я очень боялась, что русский зритель не поймет японский мюзикл, ему не понравится. Но зря волновалась! Актерам громко аплодировали, я видела на лицах зрителей и улыбки, и слезы. В Японии я редко хожу в театры, но эта постановка меня очень впечатлила. Особенно понравилось, как сыграли главные герои мюзикла — очень душевно, и песни такие трогательные. Приятно удивило, что японские актеры говорили по-русски, это ведь такой сложный язык! А еще танцевали русскую "Калинку" так, что мне самой хотелось подтанцовывать!

Оксана КРТЯН

<< назад